Сайт, творческой группы 'Мечта Букиниста', для продвижения аудиокниг, а также прекрасных мыслей и идей. мечта букиниста, литература, фантастика, аудиокниги, слушать, скачать бесплатно, книги живое и мёртвое, Гравицкий, Костин, Этногенез, Хакеры.

«Спешим вперёд»

«Спешим вперёд»

Было время, когда люди жили неспешно. Не торопясь. То ли торопиться было некуда, то ли смысл в этом отсутствовал.

Неспешность ощущалась во всем. И ускорители всякие ей не мешали. Не было телефона, чтобы позвонить, интернета, чтобы связаться, сотен лошадиных сил под капотом, чтобы домчаться за пару часов. А по раскисшим или заснеженным дорогам бегали вполне себе живые штучные лошадиные силы, которые еще и кормить требовалось.

Мир делился на маленький, знакомый и на огромный, необъятный полный тайн. Может от этого знакомого малого и пошло словосочетание «малая родина»?

В любом случае покидать родной дом было сложно. И зачем куда-то ехать, когда можно написать? И зачем торопиться писать, когда можно составить письмо вдумчиво, поиграть слогом, поработать над смыслом, а, если требуется, начирикать что-то между строк?

Созерцательность, вдумчивость и неторопливость сквозили не только в личной переписке. Они переползали и в литературу. Даже бойкие, приключенческие книги того времени по сегодняшним меркам медлительны. Экшена им, с точки зрения современного потребителя контента, не хватает. Но писатели позволяли себе и философичность и метафоричность и игру слов, а читатели и критики за этой игрой наблюдали, а иногда в нее и включались.

Читать и писать умели далеко не все, а потому и развлечение это получалось для избранных. И те, кому оно было доступно, знали в нем толк и подходили со всей серьезностью, взвешенно. Книга могла вызвать серьезный диспут. Ей посвящались развернутые критические статьи. Ее дополняли вступительные, заключительные и сопроводительные слова.

Давно это было. Хотя закончилось недавно.

Трудно сказать, что угробило серьезность подхода к книге, но место рассудительных предисловий и послесловий, которыми прежде «прикармливали» читателя, заняли краткие, шаблонные и бьющие по одним и тем же рецепторам, как электронная мормышка, аннотации.

В новом тысячелетии практически сошла на нет критика. Нет больше глубокого анализа, серьезных критических статей. Это умирающий вид. Зато изобилуют блеклые в своей пестроте бестолковые рецензии. В рецензиях этих редко встретишь что-то кроме вкусовщины или заказушности.

Читательские обсуждения свелись к обмену мнениями в интернете на уровне «нравится»-«не нравится». Иногда, правда, возникают всплески «литературоведческого гнева», и отдельные читатели-обсуждатели начинают швырять призывы к аргументации. Но, увы, аргументация, по их мнению, сводится лишь к большему количеству слов. То есть достаточно написать: «очень нравится, потому что клева и автор молодец», чтобы борцы за аргументацию успокоились.

Почему так произошло? Как было верно подмечено одним автором, стало меньше читателей. Выросло уже наверное целое поколение «потребителей контента». Люди перестают читать книги. Они просматривают, пролистывают. Иногда для того, чтобы составить мнение о произведении им достаточно глянуть на обложку или проглядеть аннотацию, или почитать отзывы таких же потребителей контента на тематическом форуме.

Люди перестают мыслить, читая книги. Они глотают сюжеты. Стоит ли удивляться, что литература приобретает при этом все более и более развлекательный оттенок? И что в этом развлекательном чтиве авторы перестают говорить между строчек? Общаться с разными читателями, добавлять более глубокие пласты для тех, кто хочет более глубокого текста?

Я не хочу переводить стрелки на читателей, писателей или издателей. Не хочу искать виноватых. Когда происходит что-то глобальное, есть всего два варианта: либо виноваты все, либо не виноват никто. Просто предлагаю подумать о причинах.

А причин, глобальных причин, на самом деле видится не так много.

«Спешим вперёд»

Для начала литература перестала быть развлечением для избранных. Да, можно вспомнить, что пьесы Шекспира демонстрировались для народа и хуже от этого не стали. Но во времена Шекспира писали все же не все.

Высшей потребностью для человека, если верить психологу Маслоу, является потребность в самореализации. Когда человек сыт, защищен и прочее, его тянет на самореализацию. Кто-то собирает марки, кто-то варит борщ, кто-то крутит пои или прыгает по крышам. Кто-то начинает сочинять. И чем больше людей научились складывать слова, тем больше возникает литературных попыток. На образование жаловаться грех. Совсем неграмотных у нас в стране осталось немного. Количество попыток закономерно растет.

Их и прежде было не мало. Но прежде между автором и читателем стоял издатель. Теперь издатель стоит вроде как в стороне. Ведь автор, которого отвергает издатель, тут же выкладывается в интернет.
А дальше ...

Вернусь к тому с чего начал: все ускорилось. Необъятный и непостижимый мир слился в единое целое с маленьким и понятным. Технический прогресс сделал доступным все и вся. Если раньше, чтобы знать что-то о другом конце света, нужно было путешествовать, то теперь достаточно полистать путеводитель. Если раньше, чтобы показать себя человеком разбирающимся скажем в истории, надо было изучать предмет, то теперь достаточно полистать википедию и сделать вид, что ты что-то знаешь.

Иллюзия знаний, иллюзия понимания. Мы живем в этих иллюзиях. Делаем вид, что в чем-то разбираемся. Делаем вид, что осведомлены и знаем все обо всем. Читаем по диагонали. Пролистываем тонны информационного мусора, выхватывая планктон какого-то знания. Не обращаем внимания на то, что знания наши поверхностны.

Люди научились складывать слова, создали огромное жужжащее информационное облако, большая часть которого – пустой шум. В этом шуме трудно ориентироваться и приходится выхватывать. Причем быстро, не закапываясь глубоко. Ведь времени нет, все спешат, надо спешить следом, не отставать, успеть.

Люди разучиваются читать и гордятся тем, что умеют листать и цеплять с поверхности. Конечно, жизненные ритмы ускорились, копать глубоко, заниматься созерцанием, вдумываться, банально некогда. Надо торопиться.

Как говаривал один литературный персонаж: «Спешка нужна при ловле блох».
У любого спешащего рано или поздно сдает дыхалка. А за любым пережором приходит похмелье. Так что искренне верю, что даже при невероятно ускорившихся жизненных ритмах мы рано или поздно притормозим и вернемся к некоторой вдумчивости. Научимся снова смотреть вглубь вещей.

Есть и другая альтернатива. Альтернатива всегда есть ...
Помните было такое кино: «Загнанных лошадей пристреливают, неправда ли?»

Автор: Алексей Гравицкий

Орфография и пунктуация автора сохранены. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Рейтинг@Mail.ru яндекс.метрика
Copyright © 2012-2019 год Мечта Букиниста